Условные и безусловные реакции на эмоции и другие стимулы

В этой статье мы рассмотрим такие важные составляющие ассоциативного обучения или респондентного обусловливания, как условные и безусловные реакции. Убедимся в связи реакций с внутренними и внешнеми стимулами, а также обратим внимание на связь условных и безусловных реакций с эмоциями.

 

Содержание

  1. Отношения между условной и безусловной реакциями
  2. Связь базовых эмоций с условными и безусловными реакциями
  3. Основные эмоции
  4. Эмоциональные реакции, основанные на безусловных реакциях
  5. Внешние и внутренние стимулы
  6. Биологически подготовленное обучение

Отношения между условной и безусловной реакциями

Какова же тогда связь между условной и безусловной реакциями? Они одинаковые? Поначалу может показаться, что так и есть, например, в эксперименте Павлова. В обоих случаях у собаки происходит слюноотделение. Павлов истолковал это так: в обоих случаях был получен один и тот же ответ. Однако вскоре стало очевидно, что условная реакция часто слабее безусловной. Более поздние исследования также показали, что это не идентичные реакции [Rachlin, 1991; Rescorla, 1988]. Например, рассмотрев химические компоненты слюны в условных и безусловных реакциях собаки, мы увидим, что есть различия. Кажется, что собака обладает лучшей проницательностью, чем мы могли бы предположить. Условный ответ больше похож на “Еда скоро будет здесь”. Собака не принимает колокольчик за пигцу; она реагирует на реальные отношения между колокольчиком и пищей, которая до сих пор появлялась сразу после звона колокольчика. Ни безусловная, ни условная реакции не ограничиваются простым слюноотделением. Слюноотделение является лишь аспектом сложной реакции, посредством которой организм собаки готовится к приему пищи.

 

Суммируя функцию описанного процесса, можно сказать, что респондентное обусловливание придает чему-то в контексте или окружающей среде организма биологическую функцию, которой он до этого момента не обладал. То, что до этого момента имело одну функцию (или вообще не имело), теперь приобретает новую. Легко признать, что это существенный процесс для любого вида живых организмов. Условная реакция создает возможность для изменения поведения организма и тем самым способствует адаптации и выживанию. Маленький ребенок может выбежать на улицу, если он не знает, что это связано с опасностью. У ребенка есть биологическая система, которая реагирует на определенные безусловные стимулы (внезапные крики, агрессивное поведение со стороны родителя) со страхом (безусловная реакция), но система ребенка не реагирует на движение на улицу как на стимул для ответа со страхом. Если родитель реагирует криком или агрессивным поведением в этой ситуации, улица (и/или другие соответствующие стимулы) станет условным стимулом, который с этого момента может вызывать страх (условная реакция). Это изменит поведение ребенка по отношению к улице. Другой пример — молодой человек, на которого напали поздно вечером в ресторане в центре города. Через несколько недель, возвратившись на то же самое место, он испытывает тошноту, его сердце бьется быстрее, и он начинает потеть. В процессе респондентного обусловливания среда, которая раньше была связана с приятными чувствами и воспоминаниями, теперь вызывает совершенно другие реакции.

 

Связь базовых эмоций с условными и безусловными реакциями

Приведенное выше обсуждение является частью элементарного психологического знания. У нас есть ряд наследственных реакций, и обстоятельства, в которых они возникают, зависят от нашей конкретной истории обучения. Слюноотделение и моргание, однако, редко являются частью психотерапевтической работы. Но как насчет других реакций, например эмоций, которые могут возникнуть буквально в мгновение ока. Когда взрослый человек счастлив, зол или напуган, эта реакция состоит из нескольких факторов. В целом реакция (или эмоция) не является наследственной, но в значительной степени формируется опытом этого конкретного человека. В то же время мы знаем, что части этих аффективных реакций являются общими для всех людей и могут существовать независимо от культурного и этнического происхождения.

 

Многие исследования подтверждают идею о том, что люди рождаются с небольшим количеством основных эмоций или, по крайней мере, с набором эмоциональных компонентов, которые возникают автоматически при определенных обстоятельствах [Ектап, 1992; LeDoux, 1996; Tomkins, 1982]. Еще в 1870-х годах Чарльз Дарвин утверждал, что люди, как и другие животные, обладают рядом основных эмоциональных реакций, которые служат выживанию [Darwin, 1872]. Современные исследователи не согласны с точным числом этих основных эмоций или с тем, какие реакции к ним относят, однако есть договоренность как минимум о пяти следующих [Power & Dalgleish, 1997]:

 

  • Страх;
  • Печаль;
  • Радость;
  • Гнев;
  • Отвращение.

Лучше всего исследован страх, который имеет очевидное значение для преодоления многих проблем, с которыми люди приходят в психотерапию.

 

Основные эмоции

Каждая основная эмоция имеет определенное видимое выражение (наиболее легко заметное на лице). Эмоции также могут различаться физиологическими переменными. Они вызывают побуждение к определенным видам действий или предрасположенность к определенным видам поведения. Например, когда мы боимся, наше сердце бьется быстрее, активизируются определенные мышцы и происходят определенные типичные изменения в кровотоке [Ектап, 1992]. По-видимому, это неотъемлемая часть переживания страха.

 

Когда мы замечаем, что боимся, наши физиологические реакции уже активированы, и мы готовы к определенному поведению, такому как избегание или побег [LeDoux, 1996]. Здесь наша биология берет на себя инициативу; основные эмоции не нуждаются в нашем сознательном размышлении, чтобы быть вызванными стимулами. Наша основная эмоция — страх — готовит нас к немедленным действиям. Точно так же переживание отвращения влечет за собой телесную подготовку к отдалению от вызывающего его стимула, а гнев — к нападению. Когда мы замечаем свой гнев, мы уже готовы нанести удар.

 

Эмоциональные реакции, основанные на безусловных реакциях

Эмоциональные реакции основаны на безусловных реакциях, сформированных эволюцией. Что мы знаем об обстоятельствах, вызывающих эти реакции, или, другими словами, что мы знаем о безусловных стимулах? Наши знания об этом ограничены. Большинство исследований проводится на взрослых, то есть на лицах с длительной историей обучения. Что касается страха, есть данные, свидетельствующие о нескольких вызывающих его факторах, которые не изучены. Примерами являются быстро приближающиеся объекты, громкие звуки и определенные выражения лиц других людей. С эволюционной точки зрения неразумно предполагать, что только один тип стимулов вызовет, например, страх или отвращение. Если реакция должна служить выживанию, она должна быть активирована более чем в одном контексте, даже если вариации стимулов и не настолько большие, чтобы оказать влияние на раннем этапе жизни человека.

 

Мы можем использовать знания о респондентном обусловливании, чтобы понять, как формируется наше эмоциональное восприятие мира в раннем возрасте. Например, независимо оттого, что изначально вызывает у человека гнев, со временем он будет создавать другие ассоциации, которые приобретут часть функций безусловных стимулов, которые затем, в свою очередь, будут вызывать гнев. Таким образом, явления становятся связанными как с внешними стимулами (действия других людей, запахи, конкретные объекты), так и с внутренними стимулами, такими как другие эмоции. Представьте себе маленького ребенка, который, когда ему грустно, постоянно сталкивается с родителями, действующими таким образом, что это вызывает у него страх. Через респондентное обусловливание действие партнера заставляет эмоцию печали ребенка превращаться в вызывающий страх стимул, или, говоря простым языком, ребенок учится бояться своих эмоциональных реакций. В качестве возможного примера можно привести случай тети Мари.

 

Тетя сказала Мари, что она думает, что родители Мари были слишком тревожными, когда Мари была ребенком. Тетя вспоминает, что, когда Мари было не больше года, она была очень активным ребенком и быстро ползала по квартире. Она, казалось, интересовалась всем, с удовольствием изучая окружающий мир. Тетя вспоминает, что ей было грустно видеть, как исследовательские усилия Мари ограничивались ее родителями таким образом, что, казалось, пугали Мари. Когда Мари услышала это, она подумала, что ее детские переживания могли повлиять на то, как она реагирует в настоящее время в ситуациях, которые у большинства людей вызывают интерес и любопытство, а не страх, который она испытывает.

 

Трудно сказать, действительно ли этот опыт является причиной проблем Мари. Однако ясно одно: респондентное обусловливание формирует наши реакции в раннем возрасте и будет влиять на наши основные отношения с окружающей средой на протяжении всей нашей жизни.

 

Внешние и внутренние стимулы

То, что аффективные состояния могут быть вызваны респондентным обусловливанием, было признано на раннем этапе развития поведенческой науки. Джон Уотсон, провозгласивший “бихевиоризм” в 1913 году, быстро принял выводы исследований Павлова и использовал их для объяснения происхождения страха у людей. Испуг при наличии одного стимула (например, темноты) сделает этот стимул способным вызывать страх. Мы можем видеть, что эти типы усвоенных реакций являются центральными для понимания, например, того, как травмированные люди реагируют на определенные стимулы (например, на звук вертолета, запах дыма или вид военной формы). Традиционно в поведенческой терапии основное внимание уделяется внешним стимулам, подобным этим.

 

В последнее время активизировались дискуссии о внутренних стимулах. Внутренние стимулы могут быть эмоциями, телесными ощущениями или воспоминаниями, например. В таких случаях используют термин интероцептивное обусловливание. И снова российские физиологи показали не только возможность этого, но и то, что этот вид обучения был особенно устойчив к угашению, то есть трудно было ослабить или угасить однажды усвоенную ассоциацию [Razran, 1961]. Эта форма обучения стала центральной в наших усилиях понять некоторые тревожные расстройства [Bouton, Mineka & Barlow, 2001].

 

Биологически подготовленное обучение

Мы рождаемся с определенными заданными реакциями на безусловные стимулы, но наши реакции более сложны. Те стимулы, которые мы называем “нейтральными”, не всегда так уж нейтральны. Не все стимулы обладают одинаковой способностью к обусловливанию, и не все реакции так легко вызываются ранее нейтральными стимулами. В приведенном выше примере моргания, чтобы получить звук, вызывающий моргание, ассоциация звука (условного стимула) и дуновения (безусловного стимула) должна быть проделана несколько раз. Однако, чтобы сделать ранее нейтральный запах вызывающим отвращение и тошноту, часто достаточно испытать это только один раз, когда запах связан с рвотой. Подобные явления описаны в исследованиях эмоций. Кажется, что организм биологически подготовлен к определенным видам обучения [Ohman & Mineka, 2003]. Гораздо легче заставить человека бояться змей, высоты и темноты, например, чем целого ряда других стимулов. Но это, вероятно, верно не только для стимулов, которые мы связываем с определенными фобиями; то же самое, по-видимому, верно и для ситуаций, когда нас исследуют другие, нас бросают или мы испытываем необычные ощущения в собственных телах. Если кто-то испытал приступ паники, сопровождающийся болью в груди, оказавшись в пробке, вы можете ожидать, что этот человек будет чувствовать страх еще раз, если он испытает боль в груди или застрянет в пробке. Однако вы, вероятно, не ожидаете, что приборная панель автомобиля или даже сам автомобиль вызовет страх или панику, хотя эти стимулы также присутствовали во время панической атаки. Таким образом, ассоциативное обучение (респондентное обусловливание) представляет собой сочетание наследственных факторов и опыта каждого человека.