Ролевые игры и обыгрывание ситуации в схема-терапии

В этой статье мы подробнее поговорим о таких терапевтических техниках, как исторические ролевые игры и обыгрывание текущей ситуации, активно применяемым в схема-терапии (СТ) для лечения пограничных расстройств личности (ПРЛ).

 

Содержание

  1. Польза ролевых игр в рамках психотерапии
  2. Фазы исторических ролевых игр
  1. Часто задаваемые вопросы об исторических ролевых играх
  2. Обыгрывание текущей ситуации

Польза ролевых игр в рамках психотерапии

Ролевые игры, направленные на изменение схем, могут быть полезны для совладания с ситуациями из прошлого клиента, а также с ситуациями из относительно недавних событий. Ролевые игры, сфокусированные на детстве клиента, которые также называют “историческими ролевыми играми”, могут приводить к впечатляющим результатам, подобным тем, которые достигаются при имагинативной рескрипции. Какой именно метод будет использоваться чаще всего, зависит от предпочтений терапевта и клиента.

 

Области применения исторических ролевых игр подобны областям применения имагинативной рескрипции. В силу очевидных причин, терапевт не может выступать в роли абьюзивного родителя. Таким образом, проблемы жестокого обращения с ребенком чаще всего решаются посредством имагинативной рескрипции.

 

Еще одно различие между имагинативной рескрипцией и ролевыми играми заключается в том, что ролевые игры могут также использоваться для получения клиентом большего понимания его собственной роли в общении с его родителями, а также понимания мотиваций, которые могли быть у его родителей и которых он не понимал в детстве (см. ниже “Фаза 2: перемена ролей”).

 

Отсутствие отца в детстве может восприниматься клиентом как отвержение и нехватка любви. Это способствовало формированию чувства собственной неполноценности. В процессе участия в ролевых играх для клиента может стать очевидным, что на самом деле отец любил своего ребенка, но предпочитал пореже бывать дома, чтобы не вступать в конфликты с матерью. Отсутствие внимания является очевидным фактом, но вывод клиента о том, что это обусловливалось нелюбовью отца к ребенку, оказался ложным предположением.

 

Такая форма ролевых игр полезна для прояснения неоднозначных ситуаций. То есть, ситуаций, при которых поведение родителя, действительно, было дисфункциональным, но не мотивировалось нелюбовью к маленькому ребенку.

 

Фазы исторических ролевых игр

Готовясь к проведению ролевой игры, терапевт и клиент пытаются отыскать релевантные экспириенсы в прошлом клиента. Зачастую возникает ряд текущих ситуаций, в которых клиент регулярно “залипает”. Обычно эти ситуации связаны с событиями из прошлого клиента, которые подобны этим текущим ситуациям. В случае Норы она постоянно “залипает” в ситуациях, связанных с ее работой, когда ей кажется, что другие игнорируют ее чувства. Это вызывает у нее испуг и чувство изолированности. Ей кажется, что ее начальники не замечают, что другие сотрудники игнорируют ее и что они будут считать ее нытиком, если она сама привлечет их внимание к этому. Терапевт и клиент пытаются связать эту ситуацию в настоящем с какой-то подобной ситуацией в прошлом. Когда им удается найти релевантную ситуацию в ее прошлом, терапевт и клиент пытаются выяснить, какие схемы или режимы сформировались или укрепились ею. Это сопровождается ролевой игрой, состоящей из трех фаз (табл. 5.4).

 

Таблица 5.4. Три фазы исторической ролевой игры

Разделение ролей

Ролевая игра

Фаза 1

Клиент = ребенок

Терапевт = другой человек

Исходная ситуация

Фаза 2

Клиент = другой человек

Терапевт = ребенок

Исходная ситуация; перемена ролей

Клиент становится на точку зрения другого человека, участвующего в этой ситуации.

Фаза За

Клиент = ребенок

Терапевт = другой человек

Теперь клиент опробует новое поведение — в соответствии с новым пониманием намерений другого человека.

Фаза Зб

Клиент = ребенок

Терапевт = здоровый взрослый

Если точка зрения другого человека совершенно не изменяет схемы клиента, терапевт может выполнить рескрипцию конца ролевой игры, изобразив реакцию хорошего родителя.

 

Важно, чтобы во время ролевой игры использовались не те стулья и/или места, которые обычно используются клиентом и терапевтом во время “обычных” сессий. Это помогает избежать путаницы в ролях. Как и при использовании других форм ролевых игр, ситуация подкрепляется мебелью и предметами, находящимися в кабинете терапевта. Клиент должен полностью погрузиться в соответствующую прошлую ситуацию. Он должен попытаться стать настоящей восьмилетней девочкой Норой, чтобы воссоздать прежние чувства и быть способным воспроизвести свои прежние выводы. Чтобы помочь этому процессу, клиент и терапевт в ходе общения между собой используют настоящее время. Терапевт пытается как можно точнее подражать родителю или другим действующим лицам воспроизводимой ситуации.

 

Если, помимо терапевта и клиента, требуются другие действующие лица, чтобы максимально приблизить ролевую игру к реальности (например, вследствие половых различий), можно попросить кого-то другого поучаствовать в ролевой игре (например, друзей клиента или коллег терапевта).

 

Фаза 1: исходная ситуация

Воспроизводится исходная ситуация. Клиент играет роль ребенка, а терапевт играет роль другого значимого лица (каким обычно является родитель); действие направляется клиентом. Ролевая игра должна отображать конкретный момент из прошлого клиента, когда у него сформировались определенные дисфункциональные представления. Ролевая игра не должна занимать очень много времени (примерно 5 минут или даже меньше).

 

Клиент как можно точнее описывает ситуацию, а также предоставляет информацию о поведении лица, в роли которого выступает терапевт. Терапевт должен получить как можно более подробную информацию о персонаже, в роли которого он выступает, чтобы стать как можно более похожим на этого человека. Такая подготовка должна быть краткой и не занимать половину сессии. В противном случае высока вероятность того, что все три фазы ролевой игры не удастся завершить в течение одной сессии. Окажется ли ролевая игра точным отражением ситуации, случившейся в прошлом клиента, станет очевидным в ходе самой ролевой игры.

 

Пример исторической ролевой игры, фаза 1: воспроизведение исходной ситуации

Ситуация: Нора пребывает в депрессии, поскольку ее коллеги не пригласили ее участвовать в ежегодном корпоративе. Это напомнило ей о том, как ее третировали в школе и рядом с ней не оказалось никого, кто мог бы прийти на помощь. Конкретная ситуация такова: Нора приходит из школы домой и говорит матери, что на нее “наезжали” в школе. Мать Норы (М) не реагирует на ее слова.

Ролевая игра 1: воссоздание ситуации.

Терапевт выступает в роли матери Норы. Он стоит возле стола и делает вид, что тщательно протирает полотенцем тарелки. Клиент выступает в роли восьмилетней Норы, которая только что вернулась домой из школы.

 

К: Мама, меня снова обижали в школе. Они выхватили у меня мою новую авторучку и поломали ее.

Т = М: (раздраженно) Ты же видишь, я занята. У меня нет времени вникать в твои дела.

К: Но они поломали мою новую авторучку, и я не ...

Т = М: Не сейчас. Я уже сказала тебе!

(Вздохнув, клиент уходит прочь.)

 

После первой фазы ролевой игры терапевт выходит из своей роли и предлагает клиенту вернуться на свои исходные места. Они обсуждают, насколько точной оказалась ролевая игра с точки зрения воссоздания реальной ситуации в прошлом и вызвала ли она такие же эмоции, какие эта ситуация вызвала в прошлом. Если ролевая игра оказалась неточной, клиент должен предоставить дополнительную информацию, чтобы ролевая игра стала более аутентичной. Затем ролевая игра повторяется. Это сопровождается фиксацией (в письменном виде) возникновения дисфункциональной интерпретации, включая сопутствующие ей чувства. Затем терапевт и клиент пытаются установить связи между этими интерпретациями, чувствами и разными сопутствующими режимами.

 

Терапевт должен удостовериться в том, что были приняты во внимание интерпретации, относящиеся к самому себе, к другому лицу (лицам), и к предполагаемому мнению другого лица о ребенке. Клиент так же расстроен и испытывает такое же чувство собственного бессилия, какое он испытывал во время реального события, и приходит к выводу: “Моя мать вела себя грубо по отношению ко мне; следовательно, ей кажется, что я — надоедливый ребенок”. Этот вывод способствовал формированию у нее режима покинутого ребенка: “Никто не любит меня” и “Я никому не нужна”. Терапевт записывает все это на доске или в специальной форме для исторической ролевой игры (см. форму для исторической ролевой игры), используя фактические слова клиента.

 

Форма для исторической ролевой игры

 Ролевые игры и обыгрывание ситуации в схема-терапии

 

Терапевт может попросить клиента оценить (по шкале от 0 до 100) достоверность этих выводов и указать соответствующую оценку (на доске или в форме) рядом с каждым выводом. Эта интерпретация способствовала формированию у клиента схемы дефективности/стыда и режима покинутого/обиженного ребенка.

 

Фаза 2: перемена ролей

На фазе 2 терапевт предлагает клиенту поменяться ролями. Клиент пытается погрузиться в образ другого человека, тогда как терапевт сейчас играет роль ребенка. Готовясь к этой ролевой игре, терапевт подчеркивает, что клиент должен приложить максимум усилий, чтобы попытаться “стать” другим человеком (например, матерью). Они обсуждают ряд характерных черт матери клиента (или другого человека), а также ситуацию, в которой пребывала мать в этот период своей жизни (например, у матери было четверо маленьких детей, и она с трудом справлялась со своими семейными обязанностями, поскольку отца не бывало дома по нескольку дней).

 

Пример исторической ролевой игры, фаза 2: перемена ролей

Нора играет роль своей матери и стоит у стола, делая вид, что тщательно протирает полотенцем тарелки. Терапевт выступает в роли восьмилетней Норы, которая только что вернулась домой из школы.

 

Т = Н: Мама, меня снова обижали в школе. Они выхватили у меня мою новую авторучку и поломали ее.

К = М: (раздраженно) Ты же видишь, я занята. У меня нет времени вникать в твои дела.

Т = Н: Но они поломали мою новую авторучку, и я не ...

К = М: Не сейчас. Я уже сказала тебе!

(Терапевт/Нора вздыхает и уходит прочь. Клиент/мать вздыхает.)

 

После ролевой игры клиент и партнер снова возвращаются на свои прежние места и размышляют над мыслями и чувствами, испытываемыми клиентом. В ходе этого обсуждения терапевт прежде всего уделяет особое внимание поиску признаков того, что клиент изменил свою точку зрения на причины поведения другого лица (в данном примере — матери). Он предлагает клиенту войти на какое-то время в роль этого лица и “проинтервьюировать” себя, как если бы она была этим лицом. Терапевт спрашивает, действительно ли это лицо рассуждает так, как показалось клиенту после первой ролевой игры (когда клиент выступал в роли ребенка). Когда это удается выяснить, терапевт просит клиента описать свои мысли и чувства относительно данной ситуации с этой новой точки зрения, если это, конечно, возможно.

 

Пример обсуждения фазы 2

Т: Взглянем на эту ролевую игру прежде всего с точки зрения вашей матери. Таким образом, вам нужно вернуться в роль своей матери, в которой вы пребывали пару минут назад. Что произошло?

К: Выступая в роли своей матери, я поняла, что я была слишком усталой, чтобы спокойно выслушать жалобы своей дочери, и что именно поэтому я нагрубила ей.

Т: Но что вы думаете по поводу Норы? Не была ли она слишком назойлива?

К: Нет, я не думаю, что она была слишком назойлива. Я даже не очень-то прислушивалась к тому, что она говорит мне, потому что моя голова была занята другими вещами.

Т: Если вам не кажется, что Нора была слишком назойлива, почему вы вздохнули?

К: Потому что я чувствовала себя слишком уставшей. Очень нелегко одной ухаживать за четырьмя маленькими детьми.

Т: Хорошо, теперь мы знаем, о чем в действительности думала ваша мать. Давайте вернемся к вам и вашим предположениям после первой ролевой игры. (Т. указывает на доску или форму для исторической ролевой игры) Что вы хотели бы изменить?

К: Что моя мать очень устала, поскольку ей приходилось ухаживать за четырьмя маленькими детьми, а это очень нелегко. Именно поэтому она не чувствовала в себе сил вникать в мои проблемы.

 

Это новое понимание может привести клиента к изменению своих первоначальных предположений. “Моя мать слишком резко говорила со мной, у нее просто не было времени на меня, но моей вины в этом нет. Все дело в чрезмерной усталости моей матери”. Терапевт записывает (на доске или в форме) этот новый текст под первоначальным предположением. Он также выясняет, способен ли клиент исправить свои представления о самом себе.

 

Клиента нужно также побудить взглянуть на свою собственную роль в данной ситуации с точки зрения родителя, общающегося со своим ребенком, и прокомментировать свои соображения по этому поводу. Возможно, ребенок слишком рано самоотстранился от ситуации, чтобы родителю не приходилось реагировать на его дисфункциональное поведение.

 

Пример размышлений над фазой 2: с точки зрения матери

Т: Заметили ли вы у своей дочери что-нибудь необычное, когда выступали в роли матери?

К: Ничего особенного.

Т: Что значит “ничего особенного”?

К: Она вообще не реагирует на мои слова.

Т: Есть ли у вас какие-то соображения по поводу того, почему она не реагирует?

К: Моя мать не знает, может быть, потому что слишком занята другими вещами, но я чувствовала сильный испуг. Я боялась, что она выйдет из себя, если я буду надоедать ей.

Т: Но разве мать действительно думает, что Нора — назойливый ребенок?

К: Вовсе нет, Нора — спокойный ребенок, который всегда вежлив и предупредителен со мной.

Т: То есть, вы не сказали бы, что она никчемный ребенок?

К: Нет, конечно! Просто у меня не хватает времени на нее. Я рада, что она не требует слишком много внимания к себе.

Т: Нора, скажи, каков твой вывод из этой ситуации?

К: Я уже не кажусь себе такой никчемной.

Т: Теперь мы можем немного дополнить ваше первоначальное предположение: “... Как бы то ни было, я вовсе не никчемный ребенок”.

 

Терапевт должен разъяснить, что выбор ребенка был крайне ограничен по причине его полной зависимости от своих родителей; к тому же, он редко видел, как поступают “нормальные” родители. Обычно в прошлом клиента можно найти другие примеры, когда его прямо называли “трудным” и/или “назойливым”, что лишь укрепляло его убежденность в своей ущербности. Цель этого упражнения не в том, чтобы вызвать у клиента чувство вины за свое поведение в прошлом (см. ниже подраздел “Часто задаваемые вопросы об исторических ролевых играх”).

 

Фаза 3а: выполнение рескрипции, когда меняется интерпретация поведения другого человека

На третьей фазе терапевт снова предлагает клиенту выступить в роли ребенка, пользуясь при этом новой информацией, полученной клиентом в ходе предыдущих ролевых игр и последующих обсуждений. Например, клиент может быть более ассертивным и даже говорить громче. Терапевт должен тщательно подготовить это новое поведение. Он должен понимать, что клиенту может быть нелегко реагировать не так, как он привык реагировать. Поэтому терапевт может предложить какой-то новый вариант реагирования или может даже продемонстрировать его и предложить клиенту имитировать этот новый вариант реагирования в ходе ролевой игры. Если клиенту удастся этот новый вариант реагирования, терапевт не должен забыть впоследствии поощрить клиента, даже если тот не продемонстрирует идеально ассертивную реакцию. Любая попытка сделать что-то новое заслуживает поощрения, поскольку такая попытка является первым шагом в формировании здорового взрослого.

 

Поскольку сейчас речь идет уже о какой-то новой ситуации, терапевту придется импровизировать в своей роли другого человека, чтобы учесть новое поведение ребенка. Если такая импровизация покажется клиенту достоверной, терапевт может перейти к размышлению над всем этим процессом и дальнейшим переоценкам исходных предположений.

 

Пример исторической ролевой игры, фаза 3: испытание нового варианта поведения

Готовясь к этой ролевой игре, терапевт подчеркивает, что сейчас клиенту предстоит испытать новые методы привлечения внимания матери. Терапевт выступает в роли матери, стоит у стола и делает вид, что очень занят наведением порядка на кухне. Клиент выступает в роли восьмилетней Норы, которая только что пришла домой из школы.

 

К: Мама, меня снова обижали в школе. Они выхватили у меня мою новую авторучку и поломали ее.

Т = М: (раздраженно) Ты же видишь, я занята. У меня сейчас нет времени вникать в твои дела.

К: Но я ничего не могу поделать с этим ... Они также называли меня всякими нехорошими словами и толкали меня.

Т = М: Не сейчас! Я же сказала тебе, что я занята!

К: Ма, ты слышишь меня?! Они толкали меня так сильно, что у меня на руке остался синяк.

Т = М: (Выглядит уставшей и говорит с возмущением) Что ты сказала о синяке? Как ваш учитель отнесся к этому инциденту?

К: Никак. Он не видел этого.

Т = М: Это нужно прекратить. Мне некогда идти в школу, но я попрошу тетушку Розу побывать завтра у вас в школе, и вы вместе с нею должны поговорить с учителем об этом конфликте.

 

Терапевт использовал свое знание личной истории этого клиента, чтобы предложить подключить тетушку Розу к решению этой проблемы. Тетушка Роза живет неподалеку от Норы и ее семьи, и неоднократно помогала матери Норы, когда той предстояло решить какие-то срочные проблемы. Если такая импровизация покажется клиенту нереалистичной, терапевт должен предложить какой-то другой вариант решения проблемы. В конечном счете терапевт и клиент приходят к следующему выводу:

 

Если бы я была умнее и такой же сильной, как взрослый, и рассказала бы своей матери, что на меня каждый день “наезжают” а учитель не предпринимает никаких мер для исправления ситуации, то моя мать либо помогла бы мне сама, либо попросила бы мою тетушку помочь мне, несмотря на то, что моя мать выглядела очень уставшей. Она обязательно сделала бы что-нибудь для меня. Я же достойна того, чтобы меня любили; я вовсе не никчемная личность.

 

Цель фазы 3 заключается не в том, чтобы внушить клиенту, что в прошлом ему следовало бы поступить по-другому; цель заключается в том, чтобы клиент осознал, что возможны разные интерпретации и разные способы совладания с ситуацией такого рода. Действуя в таком ключе, ролевые игры можно применять к разным, в том числе и к нынешним ситуациям в жизни клиента. Вывод на будущее заключается в том, что клиент попытается быть более ассертивным. Это поможет Норе лучше понять, почему ей так не нравится чувствовать себя покинутой своими коллегами по работе. Ей также станет очевидным, что эту проблему следовало бы обсудить с ее руководителями на работе.

 

Пример исторической ролевой игры

РОЛЕВАЯ ИГРА 1 (исходная ситуация)

Клиент выступает в роли самого себя в детском возрасте. Терапевт выступает в роли другого человека.

Вывод о самой себе:

Никто не любит меня. Я никчемная личность.

0-------------X----100

Предположение о другом человеке:

Моя мать разговаривала со мной грубо. Следовательно, она считает меня назойливым ребенком.

0---------------X--100

РОЛЕВАЯ ИГРА 2, исходная ситуация: перемена ролей

Клиент выступает в роли другого человека. Терапевт выступает в роли клиента в детском возрасте.

Альтернативная точка зрения другого человека:

Моя мать разговаривала со мной грубо, у нее не было времени заниматься мной, но я не виновата в этом. Скорее всего, это объясняется ее крайней усталостью.

0------------X-----100

Альтернативный вывод о самой себе:

Я никчемная личность.

0----------X-------100

РОЛЕВАЯ ИГРА 3

Клиент выступает в роли самого себя в детском возрасте, но проверяет новый вариант поведения. Терапевт выступает в роли другого человека.

Альтернативная точка зрения другого человека:

Если бы моя мать знала, что на меня "наезжают” каждый день, то она либо помогла бы мне сама, либо попросила бы тетушку помочь мне.

0------------X-----100

Альтернативный вывод о самой себе:

Я достойна того, чтобы меня любили, и вовсе не являюсь никчемной личностью.

0-------------X----100

Первоначальный вывод о самой себе:

Никто не любит меня. Я никчемная личность.

0---X--------------100

Выводы на будущее

В будущем я попытаюсь быть более ассертивной (уверенной).

 

Фаза 3б: выполнение рескрипции, когда не меняется интерпретация поведения другого человека

Если поведение родителя остается неизменным и он, по сути, отвергает ребенка, терапевт не должен пытаться “убедить” клиента, что у этого родителя в действительности самые добрые намерения. Цель ролевой игры заключается в том, чтобы изменить схемы клиента, а не историю. Есть несколько способов изменения схем с помощью ролевой игры. Терапевт должен объяснить клиенту, что неспособность родителя любить своего собственного ребенка еще не означает, что виноват в этом сам ребенок. Это лишь означает, что сам родитель неспособен любить своего ребенка. Следовательно, проблемной фигурой в подобных случаях является родитель, и клиента нужно защитить от такого родителя.

 

Первый способ заключается в том, чтобы придумать новые варианты поведения, которыми клиент мог бы воспользоваться, чтобы продемонстрировать, что он не приемлет неправильное поведение родителя. Таким образом, рескрипция может заключаться в том, что ребенок сердится на своего родителя и уходит прочь.

 

Второй способ заключается в том, что терапевт выступает в роли хорошего родителя и рассказывает реальному родителю, что он думает по поводу конкретной ситуации, и убеждает его в том, что нельзя обращаться с ребенком подобным образом. Это оказывает такое же действие, как пребывание в режиме здорового взрослого при имагинации. После этого он заботится о ребенке и удовлетворяет его потребности надлежащим образом. Единственное отличие в данном случае заключается в том, что терапевт не может физически контактировать с ребенком (например, прикасаться к нему и утешать его), но может многого добиться, используя правильные слова и демонстрируя дружелюбное отношение.

 

Если родитель становится чересчур агрессивным, когда ребенок начинает сердиться, или если терапевт не согласен с ним, следует прибегнуть к перемене ролей: клиент снова берет на себя роль ребенка, абьюзивный родитель символически занимает пустое кресло, а терапевт сдерживает родителя и выдворяет его (выставляя, например, пустое кресло в другую комнату), после чего терапевт заботится о ребенке.

 

На последних фазах терапии эта “рескрипция драмы” также может быть выполнена следующим образом: клиент берет на себя роль здорового взрослого, который вступает в конфронтацию с родителем и заботится о ребенке.

 

Часто задаваемые вопросы об исторических ролевых играх

Проблемы, с которыми приходится сталкиваться в ходе практического использования исторических ролевых игр, подобны проблемам имагинации. Ниже перечислены самые важные из этих проблем.

 

Как упростить ролевую игру, когда она оказывается чересчур сложной?

Если во время подготовки сценария для ролевой игры оказывается, что этот сценарий предусматривает много разных сцен, терапевт должен помочь клиенту сократить ролевую игру. Вместе с клиентом, они должны выбрать, какая ситуация оказала самое большое влияние на формирование соответствующей схемы или режима. Что именно случилось до или после этого момента, не так уж важно. Клиент может объяснить, что случилось до этого момента, чтобы объяснить, почему данная ситуация стала столь ужасной. Но ролевая игра касается лишь этого конкретного момента. Клиент может рассказать, что случилось после этого момента, но это также не столь уж важно, поскольку цель заключается не в том, чтобы изменить историю, а в том, чтобы изменить соответствующие схемы и режимы.

 

Клиенту не удается играть роль другого человека.

Причины того, почему клиенту не удается играть роль другого человека, нужно исследовать глубже. Если не удается выявить точную причину, бывает полезно еще раз объяснить клиенту смысл ролевой игры. Предложите клиенту сделать еще одну попытку, прежде чем прийти к выводу, что он не в состоянии сделать это. Возможное объяснение заключается в том, что от клиента требуется выступить в роли агрессивного человека. Терапевт может принять решение пропустить фазу 2 и предложить клиенту испытать какой-то другой вариант поведения на фазе 3. Еще одна возможность заключается в том, чтобы переключиться на имагинативную рескрипцию.

 

Как клиенту подготовить новый вариант поведения?

Клиенту бывает нелегко придумать новый вариант реакции в ситуации, случившейся в прошлом. Таким образом, терапевт должен помочь клиенту найти вариант реакции, не слишком сложный для него. Обычно новый вариант реакции заключается в одном коротком предложении, например: “Я хочу, чтобы ты выслушал меня” или “Я не хочу делать это”. Терапевт может произнести соответствующий текст и изобразить эмоции ребенка, чтобы клиенту было легче сыграть этот новый вариант поведения.

 

Клиент чувствует себя виноватым после фазы 3, поскольку в реальной ситуации он не реагировал подобным образом.

Терапевт должен объяснить, что будучи ребенком клиент не мог реагировать подобным образом по причине сложившихся тогда обстоятельств, а также по причине отсутствия примеров других возможностей в жизни клиента. Лишь после того как клиент стал взрослым человеком, стало возможным — с помощью терапевта — придумать альтернативные реакции и испытать их в действии.

 

Терапевт беспокоится, что он заставляет ребенка чувствовать себя виноватым за свое прошлое поведение.

Такая логика терапевта является ошибочной. Клиент не может чувствовать себя виноватым за этот период в своей жизни, поскольку он был тогда ребенком и не мог знать, как поступить в подобной ситуации. Ролевая игра может заставить его взглянуть на ситуацию со своей собственной точки зрения, а также с точки зрения своего родителя. В действительности это может оказать катарсическое воздействие на его личное чувство вины, а также на его чувства в отношении своего родителя. Клиент может прийти к следующему заключению: “Когда я был ребенком, меня было легко напугать, но теперь это не так-то просто. Реакция матери на мой испуг оказалась неадекватной, поскольку ее голова была занята другими вещами (например, заботами о том, как управиться с четырьмя маленькими детьми) и никто не мог прийти ей на помощь, так как отец по многу дней не бывал дома”. Это может привести к каким угодно эмоциям, но только не к мысли, что “моя мать не любит меня”.

 

Обыгрывание текущей ситуации

Так же как и в случае исторической ролевой игры, недавние ситуации можно воспроизводить в трех фазах.

 

При обыгрывании текущих ситуаций предметом исследования является не формирование схем клиента, а то, как эти схемы поддерживаются в результате неправильной интерпретации клиентом поведения других людей. В частности, фаза 2 предполагает перемену ролей и предоставляет клиенту возможность по-новому интерпретировать поведение других людей, а также воздействие своего собственного поведения на поведение других людей.

 

Пример обыгрывания текущей ситуации

Для Норы было непонятным, зачем она вступила в пререкания со своим бойфрендом, пребывая в режиме пунитивного родителя. Пребывая в этом режиме, она высказывала в его адрес критические замечания, которых он не заслужил. Поучаствовав в нескольких ролевых играх, в которых Нора выступала в роли своего бойфренда, ей удалось лучше понять влияние своего поведения, когда она пребывала в этом режиме. Она начала понимать, что его раздраженная реакция усилила ее пунитивную сторону (даже он настроен против меня). Она осознала порочный круг, который все крепче удерживает ее в своих объятиях. Она обсудила со своим бойфрендом идею использования получасового тайм-аута, если такие пререкания начнутся еще раз; за время этого тайм-аута она попытается “приструнить” свою пунитивную сторону.

 

Как указывалось ранее, исторические ролевые игры бывают полезны в неоднозначных ситуациях, когда поведение другого человека (обычно родителя) интерпретируется исключительно в черно-белых тонах. Обыгрывание текущей ситуации подобно исторической ролевой игре, однако на этот раз клиент рассматривает свои нынешние ситуации, а не события из своего прошлого. На каждой фазе ролевой игры терапевт пытается — вместе с клиентом — как можно точнее зафиксировать на бумаге дисфункциональные интерпретации и новые точки зрения.

 

Связь между когнитивными, поведенческими и экспериенциальными техниками присутствует в этих техниках ролевых игр более зримо, чем в имагинативной рескрипции. Эта связь остается сильной в технике двух стульев.