Режим пунитивного родителя

Ранее мы рассмотрели режимы схем, использующиеся в схема-терапии (СТ) для лечения пограничных расстройств личности (ПРЛ). В этой статье мы подробнее изучим режим пунитивного родителя.

 

Содержание

  1. Терапевтические отношения
  2. Чувства
  3. Мысли
  4. Действия
  5. Часто задаваемые вопросы

Терапевтические отношения

Терапевт старается как можно лучше защитить клиента от режима пунитивного родителя. Этот режим очень опасен, потому что тот факт, что клиент хочет наказать себя, может привести к деструктивному поведению, например членовредительству и самоубийству, или прекращению терапии. В ходе терапии терапевт пытается создать как можно более безопасную ситуацию и обеспечивает возможность доступа к себе в случае кризисной ситуации у клиента (см. “Кризис” и “Самоубийство и членовредительство”). Несмотря на все свои усилия, клиент время от времени будет интерпретировать комментарии терапевта как пунитивные. Чаще всего терапевт не осознает этого; однако когда клиент внезапно переключается из одного режима в другой (например, в режим пунитивного родителя или защитника), вполне возможно, что перед этим терапевт сказал что-то “не то”.

 

Терапевту не следует принимать это на свой счет, но он должен понимать, что именно режим пунитивного родителя реагирует так, как если бы терапевт действовал неправильно. Терапевт может спросить у клиента, так ли это, и попытаться разъяснить клиенту, что именно означают его комментарии. Обычно бывает необходимо, чтобы это стало частью противодействия режиму пунитивного родителя, которого нужно символически усадить на пустой стул. Возможно, однако, что реакция терапевта была осознанно пунитивной. Вероятнее всего, это было вызвано его попаданием в ловушку реагирования негативным контрпереносом, и терапевт должен исправить эту ситуацию. Терапевт является образцом хорошего родителя (который тоже иногда совершает ошибки), и его позиция полностью противоположна позиции пунитивного родителя.

 

Всегда важно указать, что когда рассматриваются истоки режима пунитивного родителя, речь идет не о попечителе в целом, а о конкретном поведении попечителя, которое было воспринято клиентом в детстве как пунитивное. Если не разъяснить это клиенту, это может вызвать у клиента нежелательное сопротивление и породить проблемы в терапевтических отношениях.

 

Чувства

Основной экспериенциальной техникой, применяемой в отношении режима пунитивного родителя, является техника пустого стула. Когда терапевт замечает, что у клиента активизировался режим пунитивного родителя, он вместе с клиентом проверяет правильность своего вывода, и если это действительно так, он символически усаживает этот режим на пустой стул и борется с голосом пунитивного родителя (в ходе противодействия пунитивному родителю клиент ни в коем случае не должен сидеть на стуле пунитивного родителя!).

 

Чтобы заставить замолчать пунитивного родителя, обычно требуется несколько раундов противодействия ему. Терапевт может постепенно усиливать свое противодействие пунитивному родителю, говоря громче и вставая со стула. Вначале он должен также использовать другие аргументы, доказывая неправоту пунитивного родителя. Если это не помогает, терапевт может выставить стул с воображаемым пунитивным родителем из комнаты, поставив таким образом предел деструктивному влиянию этого режима. На более поздних стадиях лечения терапевт учит клиента самостоятельно противодействовать режиму пунитивного родителя, после чего клиент начинает практиковать это у себя дома.

 

При имагинативной рескрипции терапевт проводит рескрипцию детских воспоминаний клиента, связанных с этим режимом, и борется с пунитивным попечителем. На более поздних стадиях лечения терапевт учит клиента самостоятельно бороться с этим пунитивным попечителем в ходе имагинативной рескрипции. Бороться с пунитивным попечителем можно также с помощью техники исторических ролевых игр. Жесткая конфронтация является оптимальным методом противодействия режиму пунитивного родителя, поведение которого в отношении клиента является заведомо грубым и унизительным. Терапевт не только говорит более громким голосом, но и прерывает пунитивного родителя, если тот отказывается слушать терапевта. Общаясь с пунитивным родителем, терапевт использует более формальный тип языка, обращаясь к нему, например, так: мистер (или миссис) Эванс.

 

Когда пунитивный родитель оказывается более требовательным и критичным (в негативном смысле) по отношению к клиенту, акцент в споре нужно сделать на указании пунитивному родителю его собственных просчетов и неуступчивости. Критичный/требовательный родитель оказывается более или менее разумным и останавливается, лишь когда ему указывают на его собственные просчеты и недостатки. Один аспект, в котором он несомненно потерпел неудачу, заключается в том, что он неправильно воспитывал свою дочь (сына), лишая ее любви и понимания. Этот метод оказывается особенно полезным, если эта критическая сторона связана с одним из родителей клиента. Терапевт, который должен располагать всей необходимой ему информацией об этом родителе (которую можно собрать в ходе вступительных собеседований с клиентом), может предложить достаточно убедительные примеры.

 

Еще одной возможной вариацией этой темы является жалующийся родитель, вызывающий у клиента чувство вины. Это разновидность пунитивного родителя, который настаивает, чтобы все внимание было сосредоточено на нем, и считает Маленькую Нору ответственной за страдания своего родителя. Если Нора попытается действовать по-своему, на нее обрушатся упреки; ее могут даже наказать. Между тем, клиент считает своего родителя достойным жалости и чувствует себя ответственным за счастье родителя; поэтому он не чувствует себя вправе напрямую не соглашаться с родителем. В таком случае терапевт не должен вести себя слишком строго по отношению к родителю, вызывающему у клиента чувство вины; в этом случае терапевту следует вести себя более рассудительно по отношению к такому родителю. В ходе имагинации терапевт говорит такому родителю, что он должен искать помощи в решении своих проблем у других людей, не полагаясь исключительно на Маленькую Нору. Если родитель, вызывающий у клиента чувство вины, отказывается обращаться за помощью к другим людям, терапевт может направить такого родителя в клинику или обратиться к некоему виртуальному коллеге, который уведет такого родителя куда-нибудь подальше. Главный вывод заключается в том, что Маленькой Норе уже не нужно заботиться и своих родителях.

 

Как и при использовании любых экспериенциальных техник, терапевту не следует начинать пространную дискуссию с пунитивным, требовательным или вызывающим у клиента чувство вины родителем, поскольку в противном случае у клиента может возникнуть мысль, что в какой-то мере этот родитель прав. Пунитивный родитель — не тот человек, который способен принимать во внимание какие-то нюансы. Это режим, который будет атаковать вас даже за малейшие ваши просчеты. Способность мыслить рассудительно, с учетом множества нюансов является характерным признаком схемы здорового взрослого, но отнюдь не режима пунитивного родителя.

 

Мысли

Когда клиента одолевают негативные мысли о самом себе и он понимает, что это вызвано пунитивным режимом, он может попытаться вынести сбалансированное суждение о самом себе с помощью когнитивного дневника, обратившись к своему режиму здорового взрослого. Пунитивный родитель будет судить о клиенте исключительно в черно-белых тонах. Типичные мысли клиента, в котором во весь голос заговорил пунитивный родитель, таковы: “Я глупый и безобразный человек, я — средоточие всего плохого, и все неприятности происходят со мной исключительно по моей вине”. Техниками, которые можно использовать в этой ситуации, являются многомерное оценивание, секторная диаграмма и метод суда. Кроме того, клиент может попросить о помощи и совете других, близких ему людей. Например, он может попросить их высказать свое мнение о допущенной им ошибке.

 

Другими методами, которые позволяют получить аргументы, оппонирующие режиму пунитивного родителя, являются ведение позитивного бортжурнала и историческое тестирование.

 

Формирование норм и ценностей здорового взрослого также является способом снизить влияние пунитивного родителя в случае, если клиент опасается, что он вообще лишится каких-либо норм и ценностей, если избавится от чрезмерно строгих стандартов своих родителей. Здоровый взрослый знает, что если вам не приходится жертвовать собой в интересах других и если вы удовлетворяете свои собственные потребности, то это вовсе не означает, что вы эгоист. Терапевт должен помочь клиенту выработать более гибкие и более разумные нормы, не пытаясь навязывать клиенту свои собственные идеи. Эти новые ценности и нормы являются принадлежностью здорового взрослого.

 

Действия

Клиент может выполнить ряд действий, которые помогут ему избавиться от режима пунитивного родителя, например:

 

  • прослушать запись, во время которой терапевт посылает прочь пунитивного родителя;
  • прочитать флэш-карточки с доводами в пользу того, что слова и действия пунитивного родителя являются неправильными;
  • побывать у друзей и попросить их о поддержке и сочувствии;
  • расслабиться с помощью медитативных упражнений или упражнений на релаксацию;
  • заняться чем-либо, что доставляет клиенту удовольствие или хорошо удается ему;
  • заниматься тем, что нравится счастливому ребенку, и вести себя “неправильно” с точки зрения пунитивного родителя, между тем как эта точка зрения неправильна сама по себе;
  • научиться развлекать себя, в случае необходимости, с помощью какого-либо переходного объекта;
  • проводить у себя дома “диалог схем” между здоровым и пунитивным режимами.

Более подробная информация о таких формах домашних заданий приведена здесь.

 

Часто задаваемые вопросы

Как быть, если режим пунитивного родителя возвращается после сессии?

Пунитивный родитель может вернуться после сессии, во время которой его заставили умолкнуть, и попытаться взять реванш. Терапевт не должен недооценивать такую возможность. Разные меры противодействия такой ситуации были описаны ранее в статье про методы лечения недисциплинированного/импульсивного ребенка.

 

Как быть, если режим пунитивного родителя напрямую вредит терапии?

Пунитивная сторона клиента иногда заставляет его не делать то, что было бы хорошо или полезно для него, и поступать наоборот. Обосновывается это тем, что клиент не заслужил быть счастливым. Зачастую это также представляет собой бессознательную попытку спровоцировать наказание со стороны терапевта. Нередко это заставляет клиента “прогуливать” сессии. В таком случае терапевт должен позвонить клиенту и убедить его, что никто не собирается наказывать его, несмотря на то что он совершил какую-то оплошность. Далее, терапевт должен уговорить клиента явиться на следующую сессию. Если терапевт не может дозвониться до клиента, он должен отправить клиенту текстовое сообщение (посредством электронной или обычной почты), в котором терапевт выражает озабоченность состоянием клиента и приглашает его явиться на следующую сессию.

 

Почему некоторые клиенты продолжают защищать своих родителей?

Клиент может также выступить в защиту своих родителей (“они ничего не могут поделать с этим; у них самих было трудное детство”). Терапевт объясняет клиенту, насколько важно заставить замолчать пунитивного родителя, поскольку этот режим вреден для клиента. Терапевт повторяет, что, отвергая пунитивного родителя, клиент не отвергает своего родителя в целом или такого, каков он сейчас; он отвергает лишь ту часть поведения своего родителя, которая не была хорошей и которая наказывала клиента в его детские годы.

 

Реальное понимание родителя или способность прощать приходит лишь в конце терапии или после ее завершения и становится выбором клиента как здорового взрослого. Клиент должен сначала научиться заглушать режим пунитивного родителя в своей собственной голове.