Режим покинутого / обиженного ребенка

Мы уже рассматривали режимы схем, использующиеся в схема-терапии (СТ) для лечения пограничных расстройств личности (ПРЛ). В этой статье мы подробнее рассмотрим режим покинутого / обиженного ребенка.

 

Содержание

  1. Терапевтические отношения
  2. Чувства
  3. Мысли
  4. Действия
  5. Часто задаваемые вопросы

Терапевтические отношения

Как подробно рассказывалось в ранее, выработка доверительных терапевтических отношений с клиентом является постоянным объектом внимания с самого начала терапии. Когда клиент пребывает в режиме покинутого/обиженного ребенка, терапевт может поддерживать его и создавать у него ощущение комфорта. Далее терапевт может помочь клиенту выявить разные здоровые способы удовлетворения его потребностей при уважительном отношении к потребностям других людей.

 

На данном этапе нет необходимости находить практические решения проблем клиента; скорее, терапевту нужно выражать эмпатию к чувствам, потребностям и правам клиента. Очень важно, чтобы терапевт демонстрировал клиенту теплую поддержку и понимание его проблем. Клиент должен чувствовать эту поддержку в тоне голоса терапевта, в манере его общения с собой. В трудные периоды жизни клиента терапевт может, в качестве знака дополнительной поддержки, сам звонить клиенту или разрешать клиенту звонить себе или отправлять сообщения по электронной почте в несессионное время. Терапевт может также записать аудио флэш-карточку, в которой клиент услышит какие-то приятные для себя вещи.

 

Цель этого заключается и в том, чтобы клиент научился чувствовать эмпатию к маленькому ребенку, каким он когда-то был. В процессе терапии режим здорового взрослого будет предоставлять все больше и больше этой поддержки, столь необходимой режиму покинутого/обиженного ребенка. Поэтому будет снижаться необходимость в дополнительном внимании со стороны терапевта (например, необходимость в телефонных звонках в несессионное время).

 

Чувства

На этой стадии терапии полезны практически все экспериенциальные техники. Использование экспериенциальных техник предоставляет покинутому ребенку возможность выразить свои чувства. Эти техники, в частности имагинативная рескрипция и исторические ролевые игры, также показывают клиенту, что нет ничего необычного в том, чтобы просить о помощи и поддержке и получать ее, когда человек оказывается в трудной ситуации. На более поздних этапах терапии клиент научится включать такое отношение в свой режим здорового взрослого и не прибегать столь часто к помощи терапевта. Чтобы побудить клиента к этому, ему нужно предложить играть роль здорового взрослого, который заботится о покинутом/ обиженном ребенке, при имагинативной рескрипции. Для большинства клиентов с ПРЛ это оказывается возможным лишь на финальной фазе терапии.

 

Терапевт не должен рассчитывать на то, что на самых ранних стадиях терапии клиент возьмет на себя роль здорового взрослого. У клиента сначала должен быть период, во время которого он сможет быть ребенком и чувствовать заботу терапевта; лишь после этого он повзрослеет и станет здоровым взрослым. В ходе исторической ролевой игры третья фаза, на которой клиент должен опробовать разные модели поведения, будет самой трудной, поскольку клиенту придется придумывать альтернативные модели поведения, которыми он еще не владеет по причине крайней ограниченности его личного опыта. Терапевт может помочь клиенту, демонстрируя ему те или иные варианты поведения, прежде чем клиент сам опробует их.

 

Мысли

Используя когнитивные техники, клиент может уяснить, что подразумевается под словами “нормальное детство”. Он может усвоить то, что упустил в своем собственном детстве, а также научиться удовлетворять свои потребности в будущем. Клиент может получить общую информацию о развитии ребенка и понять, что представляет собой нормальное развитие. Кроме того, терапевт может предложить клиенту ознакомиться с универсальными правами детей, чтобы тот получил представление о нормальных стандартах, касающихся развития ребенка. Терапевт может создать флэш-карточки или аудиозаписи, в которых он рассказывает позитивные вещи о клиенте, и предложить клиенту прочитать или прослушать их у себя дома. Одна из самых важных ошибок, которые совершает клиент, пребывая в режиме покинутого/обиженного ребенка, состоит в следующем выводе: если что-то происходило определенным образом в прошлом, то именно так оно будет происходить всегда. У клиента сложилось неадекватное представление о времени. Концепция крупных неприятностей, становящихся со временем менее болезненными, может помочь клиенту преодолеть свою тревогу и грусть.

 

Еще одной когнитивной техникой, призванной убедить покинутого ребенка в том, что он действует правильно, является ведение позитивного бортжурнала.

 

Действия

Терапевт показывает клиенту свое доброе отношение к нему, разговаривая с клиентом дружелюбным и уважительным тоном. Он также регулярно хвалит клиента, демонстрируя свое уважение к нему как личности, а также к его попыткам научиться вести себя по-другому. Клиент должен также научиться говорить комплименты самому себе.

 

Иногда клиенту приходится временно прекращать контакты со своими родителями или другими людьми, которые плохо влияют на его жизнь. Это особенно необходимо, если родители продолжают реагировать на клиента в такой же дисфункциональной манере, в какой они реагировали на него в детстве. В этом случае лучше всего ограничить такие контакты до возможного минимума, пока у клиента не выработается достаточно сильный режим здорового взрослого. Когда такой режим у клиента выработается, он может сам решить, возобновлять ли ему контакты с родителями и какими именно могут быть эти контакты.

 

Ограничение контактов, даже кратковременное, тягостно для клиента. Зачастую он опасается, что его будет угнетать чувство вины (режим пунитивного родителя) и все закончится тем, что он будет чувствовать себя еще более одиноким в этом мире (режим покинутого/обиженного ребенка). Он не будет придавать существенного значения негативному влиянию своих родителей и может даже сердиться на терапевта (режим сердитого защитника или агрессивного задиры). Если в прошлом имели место “лишь” эмоциональный абьюз или пренебрежительное отношение к ребенку, а не физическое или сексуальное насилие над ним, клиент почти наверняка будет противиться ограничению контактов с родителями. Таким образом, терапевт должен проявлять в этих вопросах особую осторожность и обсуждать все “за” и “против”. Для этого требуются прочные и надежные терапевтические отношения; возможно, терапевту придется уделять такому клиенту дополнительное время. Важным катализатором временного ограничения контактов с родителями зачастую является то, что, несмотря на еженедельное проведение двух сессий, терапия не прогрессирует из-за непрекращающегося негативного влияния родителей. (То же может обусловливаться негативным влиянием партнеров и друзей.)

 

Как указывалось в статье, посвященной отстраненному защитнику, клиент может делиться чувствами со своими новыми знакомыми, просить их о поддержке и получать такую поддержку. В процессе преодоления этого трудного периода может быть полезно самостоятельное выполнение имагинативной работы, например успокаивание покинутого ребенка.

 

Далее приведены инструкции для клиента по выполнению имагинативного упражнения, целью которого является успокаивание режима покинутого/обиженного ребенка.

 

Имагинация успокаивания вашего режима покинутого/обиженного ребенка

Когда использовать эту имагинацию

Когда у вас возникают чувства своей эмоциональной уязвимости, грусти, тревоги, и т.п. или когда вас преследуют интрузивные воспоминания о негативных событиях вашего детства.

 

Этапы

  1. Закройте глаза и постарайтесь осознать возникающие у вас мысли и эмоции (а также в каких местах своего тела вы ощущаете эти эмоции). Это поможет вам понять, как лучше всего успокоить своего “внутреннего ребенка”.
  2. Продолжая держать глаза закрытыми, вообразите свое “детское Я” где-то рядом с собой или перед собой; вообразите, что по-дружески обнимаете его. У вас может возникнуть желание сказать ему какие-то слова утешения, подбодрить его, сказать, что он в безопасности, что его любят, что он способный ребенок, и т.п. Если такой образ не дается вам, постарайтесь вообразить, что вы просто берете свое “детское Я” за руку. Примерно через минуту попытайтесь поменяться местами: вы становитесь ребенком, которого дружески обнимает ваше “взрослое Я”, от которого вы выслушиваете слова утешения и ободрения, которые он шепчет вам на ухо. В завершение вернитесь на позицию своего “взрослого Я”. Оставайтесь в этом образе в течение от 30 секунд до 5 минут; прекратите, как только почувствуете, что ваше “детское Я” успокоилось.
  3. Вернитесь к окружающей вас реальности. Прежде всего, осознайте свое тело, сидящее на стуле, затем осознайте звуки в комнате и за ее пределами, затем откройте глаза и оглянитесь по сторонам, обращая внимание на объекты вокруг вас.
  4. После этого желательно заняться чем-то другим — не тем, чем вы занимались до выполнения этого упражнения; это нужно для того, чтобы ваше сознание не вернулось к мыслям о негативных вещах. Как минимум, выпейте стакан воды или умойтесь холодной водой, прежде чем вернуться в физическое пространство, в котором вы находились до выполнения этого упражнения.

 

Часто задаваемые вопросы о режиме покинутого/обиженного ребенка

Когда ограниченное замещающее родительство становится чрезмерным?

Терапевт может стать слишком хорошим родителем. Чрезмерная забота о клиенте может привести к тому, что терапевт переступит границы терапевтических отношений. Янг, Клоско и Вейсхаар [Young, Klosko, and Weishaar, 2003] определяют границы для терапевта следующим образом: “У терапевта нет контакта с клиентом за границами рабочих отношений и терапевт не допускает, чтобы клиент оказался в чрезмерной зависимости от терапевта, или чтобы терапевт удовлетворял свои собственные потребности за счет клиента. Речь идет об ограниченном замещающем родительстве, а не фактическом родительстве”.

 

Таким образом, ограниченное замещающее родительство не означает, что предупредительность терапевта и его готовность прийти клиенту на помощь не имеют границ. Терапевта должен насторожить тот факт, что он становится для клиента чем-то наподобие успокоительного лекарства и клиент попадает в дисфункциональную зависимость от терапевта. Важно помнить, что функциональное родительство предполагает, помимо прочего, и разочарование ребенка (не все его потребности удовлетворяются тотчас же; чтобы ребенок взрослел и становился самостоятельным, он должен совершать непростые и зачастую опасные действия). Аналогично, ограниченное замещающее родительство предполагает, помимо прочего, и разочарование клиента (функциональным образом); это необходимо для того, чтобы развитие клиента осуществлялось здоровым путем.

 

Когда ограниченное замещающее родительство становится недостаточным?

Терапевт может слишком отдалиться от роли родителя и считать поведение клиента “ребяческим”. Терапевт должен быть способен воспринимать по крайней мере какую-то часть проблем клиента как проблемы ребенка, который не умеет самостоятельно справиться с этими проблемами. Терапевт должен быть готов вложить в лечение клиента дополнительные силы и время. Терапевт должен воспринимать клиента не как “прожору”, а как человека, испытывающего потребность в определенных вещах. При этом терапевт должен уметь находить баланс между “чересчур много” и “слишком мало” в том, что касается удовлетворения потребностей клиента.

 

Терапевт должен сказать клиенту, что его потребности вполне естественны и что терапевт понимает их, но не может всегда стопроцентно удовлетворять их сразу же или удовлетворять их именно так, как ожидает или даже требует клиент. Это вовсе не означает, что терапевт пренебрегает потребностями клиента или настаивает, чтобы клиент подавлял свои эмоции (то, что делал бы пунитивный родитель). Но терапевт также ставит пределы неразумным требованиям клиента, а также требованиям, которые хоть и не являются неразумными, но невыполнимы для терапевта по причине его неспособности или нежелания выполнять эти требования. Это поможет клиенту выработать у себя устойчивость к разочарованию.